воскресенье, 24 мая 2015 г.

Что такое Суицид? Как предотвратить?

Зачастую, за «желанием» расстаться с жизнью лежит глубокое и тяжелое переживание беспомощности. Это особенно актуально для подросткового периода, периода кризисного, когда юный человек впервые сталкивается с задачами, решать которые ему приходится самостоятельно, а не по указке авторитетных взрослых: родителей, учителей. Простыми эти задачи не назовешь, разве что с течением времени благополучно забыв, забыв, как приходилось мучиться от первой любви, с каким трудом искать свое место в жизни, завоевывать авторитет не только среди «своих», но и в «большом», взрослом мире. Многие не справляются, пасуют, не имея достаточных навыков, не зная своих возможностей. Отсюда – беспомощность.
Увы, встречаясь с волной суицидов среди юношей и девушек, похожие переживания испытываем и мы «взрослые». Те, кто по определению должен помочь молодым встать на ноги, овладеть навыками и возможностями, которые пронизывают жизнь не просто взрослого, но зрелого человека. Вот почему так важно сегодня признаться в этой беспомощности и постараться преодолеть ее. Первый шаг – всегда понимание.

Суицид, виды суицидального поведения, структура и этапы формирования суицидального намерения.

Суицид – это намеренное самоповреждение со смертельным исходом. Звучит формально, не правда ли? Что значит «убить себя», отказаться от жизни? Понять это почти невозможно, однако мы постараемся. Так как работа с суицидентами – это прежде всего работа понимания.
Частота суицидальных действий среди молодежи, в течение последних двух десятилетий удвоилась. У 30% молодых людей в возрасте 14 – 24 лет бывают суицидальные мысли, 6% юношей и 10% девушек совершают суицидальные действия.
Эта статистика не только указывает на пугающий рост суицидальных настроений среди молодежи, но и иллюстрирует один важный для нас принцип. Суицид, за редким исключением, – это результат сложного суицидального поведения, которое поддерживается соответствующим намерением в течение продолжительного времени. Простыми словами – очень редко суицид совершается «вдруг», ему предшествует формирование соответствующего п-э фона, образа мыслей, поведенческих паттернов и т.д. Поэтому давайте, прежде всего, говорить не о самих фактах суицида, но о суицидальном поведении, которое и может быть своевременно распознано.


Суицидальное поведение (далее - с.п.).
Принято выделять три типа с.п
С.п. (Д) - демонстративное
С.п. (А) – аффективное
С.п. (И) - истинное

Демонстративное суицидальное поведение.

Способы:

При демонстративном поведении способы суицидального поведения чаще всего проявляются в виде порезов вен, отравления неядовитыми лекарствами, изображения повешения.

Смысл:

Психологический смысл д.с.п. созвучен определению. Задача суицидента не покончить с жизнью ( тем не менее, по неосторожности, зачастую и это поведение выливается в трагедию), но привлечь внимание окружения к своей проблеме. Добиться сочувствия, послабления в предъявляемых требованиях и личного внимания. Сказанное вовсе не означает, что от д.с.п. нужно отмахиваться или высмеивать. Ведь если суицидальный шантаж становится единственной возможностью решить проблемную ситуацию, то можно, по крайней мере, говорить о глубокой социальной дезадаптации, то есть неспособности просить помощи, поддержки, определять цели, ставить задачи и добиваться своего, учитывая других людей. Кроме того, выбор суицида в качестве способа манипуляции также никогда не случаен и отражает неблагополучный п-э фон подростка. В этом смысле, важно усвоить главное: демонстративное - не значит ложное!
Кроме того, важно, что в этом случае подготовка суицида и манифестация «суицидальных» реакций составляет львиную долю замысла.

Аффективное суицидальное поведение.

Способы:

При аффективном суицидальном поведении чаща прибегают к попыткам повешения, отравлению токсичными и сильнодействующими препаратами.

Смысл:

Психологический смысл аффективного суицидального поведения связан с попыткой немедленного освобождения от непереносимых переживаний. Подросток действует «на эмоциях». В такие моменты нет ни рефлексии по поводу собственного состояния, ни критики к нему. Обращение к человеку в состоянии аффекта всегда затруднено. В эти пиковые мгновения подростка можно лишь удержать, находясь рядом, а иногда и сдерживая в прямом смысле слова. Для работы с аффективным суицидальным поведением важно очень ясно и тонко понимать личностные особенности подростка, являющиеся предпосылкой и основой для таких реакций, например: тонкая чувствительность, высокая возбудимость, низкая толерантность к фрустрации, сниженный волевой самоконтроль.

Подготовка:

*Подготовка, фактически, не ведется. Манифестация носит характер «всплеска». Часто фиксируется при психотических расстройствах.

Истинное суицидальное поведение.

Способы:

При истинном суицидальном поведении чаще прибегают к повешению.

Смысл:

Истинное суицидальное поведение – это сознательное решение расстаться с жизнью. Психологический смысл такого поведения заключается в попытке найти «оптимальное решение» в критической ситуации. Подростки, демонстрирующие истинное суицидальное поведение, легко аргументируют свой выбор. И какой бы непоследовательной и искаженной ни казалась нам такая аргументация, очевидно, что решение расстаться с жизнью вызревало постепенно и за ним стоит работа мысли и души. Вот почему нельзя отметать или высмеивать логику самоубийцы – она может казаться неуместной и ограниченной человеку с распахнутым жизненным горизонтом, но в мире страдающего быть полностью оправданной. Работая с истинным суицидальным поведением, мы стремимся, прежде всего, раскрыть для подростка новые смыслы, возможности, перспективы и лишь затем ставить под сомнение его решение уйти из жизни. Чаще всего, суицидент не настаивает на своем решении если подлинно осознает иные способы разрешить ситуацию, которая кажется безвыходной и не чувствует себя задетым издевкой или обесцениванием его суицидальных переживаний.

Подготовка:

*Подготовка носит целесообразный характер. Заметить ее не просто. Однако в этом случае всегда будут иметь место «суицидальные предвестники»

Структура и этапы формирования суицидального намерения.

В структуре суицидального намерения можно выделить следующие этапы.

1. Суицидальная склонность.

Личностная предрасположенность подростка к суицидальным реакциям и формированию устойчивого суицидального намерения. С точки зрения суицидальной динамики этот этап статичен. Здесь еще нет соответствующих поведенческих ритуалов, нет постепенного развития и укрепления желания расстаться с жизнью, нет личностных деформаций по которым мы определяем суицидальную готовность. Тем не менее, общаясь с подростком, мы можем выделить ряд качеств, которые при определенных обстоятельствах могут привести его к трагическому решению. Учитывать этот этап тем более важно, что в случае с.п. (А) переход от суицидальной склонности к манифестации осуществляется мгновенно без соответствующей подготовки.
Подробнее о характерах и личностных качествах способствующих формированию суицидальных тенденций мы поговорим ниже.

2. Формирование суицидальной тенденции

Этот этап связан с нарастанием интереса к суициду и актуализацией тяжелых эмоциональных переживаний, которые становятся своего рода фоном, на котором разворачивается суицидальное намерение. От символики и истории вопроса к выяснению конкретных способов ухода из жизни. Это длительный этап в ходе которого подросток постепенно впускает в свой внутренний мир мрачные тона, вслушивается в музыку полную отчаянья и несогласия с «миром», окружает себя соответствующей символикой, иногда общается на сайтах с «единомышленниками». Одним словом свыкается с мыслью, что суицид приемлем.

3. Подготовка суицида

Этот этап включает и психологическую и фактическую подготовку. У подростка уже есть убеждение, что суицид приемлем. Однако переход от данной установки, к сознанию – «я собираюсь расстаться с жизнью» не совершается в одночасье. Он связан уже не с коллекционированием суицидальных фактов, а наоборот сужением кругозора, ограничением коммуникации, «уходом в себя». Это естественно: душа встречается с тяжелейшим переживанием и все внимание устремляется к точке борьбы, так что внешний мир на время угасает, теряет краски.
Именно на этом (как видите далеко не первом) этапе мы фиксируем личностные изменения характерные для суицидентов (этот момент мы подробнее осветим в главе « на что обращать внимание»).
Параллельно подготавливается суицид. Проясняются конкретные детали, задаются вопросы близкому окружению, которое может повлиять на успех или неуспех суицидального намерения. Если замкнутый и отчужденный подросток вдруг спрашивает у родителей когда они вернутся с работы и не уедут ли на дачу, то это может быть поводом повысить бдительность…

4. Суицидальная готовность

Драматичный этап, связанный с сформированностью суицидального намерения. Как правило, не длится дольше нескольких дней. На этом этапе подросток уже решился на самоубийство и теперь ведет практические приготовления. По большому счету, эти приготовления являются единственной связью с миром, в остальном внутренняя жизнь суицидента похожа на жизнь сомнамбулы, действующего словно в тумане, сквозь который с трудом пробиваются стимулы внешней среды и который тормозит ответные реакции. К этому состоянию подходят слова – отсутствующий, потерянный. Однако оно может перемежаться с периодами хаотичной активности (на этой стадии фиксируется известный феномен «раздаривания ценных вещей») в которой суицидент словно стремится что-то наверстать.

Потрет самоубийцы

личностные особенности, способствующие формированию суицидальных тенденций в подростковом возрасте
На предыдущем занятии мы уже говорили, что определенные личностные черты способствуют формированию суицидальных тенденций. Иными словами, у некоторых подростков мысли о самоубийстве будут возникать чаще, чем у остальных, а в состоянии продолжительной фрустрации, т.е. в тяжелых жизненных обстоятельствах возникнут почти непременно. Выявление данных черт существенно влияет на успешность профилактики как таковой, поскольку делает ее адресной и, что называется, «зрячей». Вот почему характерологический портрет потенциального самоубийцы – вопрос, заслуживающий самого пристального внимания.
Для начала, давайте определим общие категории, внутри которых находятся наиболее уязвимые для суицидального риска ребята, а затем рассмотрим непосредственно личностные особенности потенциальных суицидентов.

Итак, кто же подвержен суицидальному риску?

  • предыдущая (незаконченная) попытка суицида (парасуицид). По данным некоторых источников процент достигает 30%.
  • суицидальные угрозы, прямые или завуалированные
  • тенденции к самоповреждению (аутоагрессия).
  • суициды в семье
  • алкоголизм. Риск суицидов очень высок у больных употребляющих алкоголь. Это заболевание имеет отношение к 25 - 30% самоубийств; среди молодых людей его вклад может быть еще выше — до 50%. Длительное злоупотребление алкоголем способствует усилению депрессии, чувства вины и психической боли, которые, как известно, часто предшествуют суициду.
  • хроническое употребление наркотиков и токсических препаратов, Наркотики и алкоголь представляют собой относительно летальную комбинацию. Они ослабляют мотивационный контроль над поведением человека, обостряют депрессию или даже вызывают психозы.
  • аффективные расстройства, особенно тяжелые депрессии (психопатологические синдромы).
  • хронические или смертельные болезни
  • тяжелые утраты, например смерть супруга (родителя), особенно в течение первого года после потери
Что же даст нам знание, что данный подросток находится в группе риска? По большому счету, это знание ценно в основном, как сигнал – «здесь надо увеличить бдительность, проявлять больше заботы, контролировать собственные реакции», в том числе и желание немедленно начать помогать и «предотвращать суицид». Риск означает возможность, но не факт. Для некоторых подростков суицидальные истории в семье служат как острастка, с детства формирующая негативное отношение к идее лишить себя жизни, для других – напротив. Вот почему поспешное и невнимательное «спасательство» в лучшем случае создаст дополнительный стресс, а в худшем – может послужить пусковым механизмом для формирования истинного суицидального намерения.
Итак, информация выше позволяет нам, говоря метафорически, верно направить взгляд. Теперь же, давайте поговорим, что именно этот взгляд должен искать – т.е. непосредственно о личностных особенностях потенциального суицидента.

Личностные черты, способствующие развитию суицидальных тенденций:

Склонность к самообвинению

Развивается у подростков сенситивных и астеничных, то есть чувствительных и нерешительных. Для таких ребят характерно глубокое и болезненное переживание чувств вины и стыда. Потеря объекта влюбленности приводит их к мысли о собственной неполноценности, неприятие сверстников - о душевном или физическом уродстве, обвинение или наказание, исходящее из вне – во внутреннем мире подкрепляется стихийным самобичеванием. Не ощущая при этом экзистенциального права «взять свое и быть собой» без оглядки на «других» (легко, если не припомнить, то вообразить тип всем довольного и вполне гармоничного подонка, немало не заботящегося о своих недостатках) такие ребята приходят к трагическому разрешению гамлетовского вопроса…

Низкая толерантность к фрустрации

Означает неспособность переносить негативные эмоциональные переживания. Для такого подростка, каждая неудача – катастрофа, а каждая проблема – трагедия. Особенно опасно сочетание этого качества с завышенными требованиями к себе (перфекционизм), высокой чувствительностью и сниженной критикой. Пылкий юноша с художественным мировосприятием, мечтающий о славе и признании, без оглядки на себя и окружающую действительность, и, в конце концов, получающий хороший «пинок» от реальности или ее наиболее «гармоничных» представителей – вот как расшифровывается эта формула на практике.

Высокая тревожность

Это, на первый взгляд, кажется парадоксальным. Ведь тревога должна сигнализировать об опасности и тогда человек с высокой тревожностью имеет меньше шансов попасть в беду, а попав, едва ли решится на что-то ужасное. В действительности, все как раз наоборот. Тревога, в отличие от страха не имеет объекта. Это не реакция на опасность, а ее мучительное ожидание. Именно мучительное, потому что энергия расходуется, силы уходят, а разрешение не наступает. Тревожного человека часто в просторечии называют «дерганный» - он не знает где опасность и реагирует сразу «во все стороны». За этими переживаниями легче всего проглядеть реальную опасность, а попав в беду такой человек не находит достаточно сил, чтобы с ней справиться и гораздо быстрее впадает в панику, которая нарастает в геометрической прогрессии. Ну а в панических состояниях, при их регулярной повторяемости волей-неволей могут прийти мысли о суициде, который может рассматриваться едва ли не как спасение и прекращение мучений.

Сенситивность.

Как уже говорилось выше, сенситивность – означает чувствительность. Подростковый период, как таковой, оказывается периодом, когда эмоциональный фон неустойчив, а переживания интенсивны. Однако, даже в этом периоде некоторым ребятам справиться с бурными эмоциями оказывается значительно легче чем другим. Высокая чувствительность – это всегда высока уязвимость. Это особенно опасно, когда за плечами не так уж много жизненного опыта. Чувствительного человека переживания захватывают с головой, отнимая возможность отнестись к своему состоянию критически, с некоторой иронией, одним словом, сохранить дистанцию на которой «Я» еще не утрачено в аффекте и может свободно относиться к переживаниям, а не захлебываться ими словно утлое суденышко в штормящем море. Увы, именно способности отделить себя от болезненного переживания (боли, горя, отчаяния) и не хватает потенциальному суициденту, особенно в случае С.П.(а).
Ниже я привожу список типов акцентуаций (с краткой аннотацией) наиболее подверженных суицидальному риску согласно ПДО А.Е. Личко

Типы акцентуаций

Циклоидный тип (Ц)

Встречается только в виде акцентуаций характера. При па-тологическом уровне развивается одна из форм нервно-психичеcкого расстройства — циклотимия. При циклоидной акцентуации фазы гипертимности и субдепрессии выражены нерезко, обычно кратковременны (1–2 недели) и могут перемежаться длительными ннтермиссиями. В субдепрессивной фазе падает работоспособность, ко всему утрачивается интерес, подростки становятся вялыми домоседами, избегают компании. Неудачи и мелкие неурядицы тяжело переживаются. Серьезные нарекания, особенно унижающие самолюбие, способны навести на мысли о собственной неполноценности и ненужности и подтолкнуть к суицидальному поведению. В субдепрессивной фазе также плохо переносится крутая ломка стереотипа жизни (переезд, смена учебного заведения и т.п.). Падает биологический тонус, могут спать больше обычного, но встают вялыми, неотдохнувшими. Даже любимые кушанья не доставляют прежнего удовольствия. Половое влечение обычно снижается. В гипертимной фазе циклоидные подростки не отличаются от гипертимов. Самооценка формируется постепенно, по мере накопления опыта «хороших» и «плохих» периодов. У подростков она нередко бывает еще неточной, так как первые проявления циклоидности начинаются только с половым созреванием. Иногда бывает выражена сезонность фаз: депрессии падают на зиму или на весну, а гипертимные периоды — на осень. В интермиссиях между субдепрессивными и гипертимными фазами никаких особенностей не обнаруживают.

Сенситивный тип (С)

У этого типа две главные черты — большая впечатли-тельность и чувство собственной неполноценности. В себе видят множество недостатков, особенно во внешности и в области качеств морально-этических и волевых. Замкнутость, робость и застенчивость выступают среди посторонних и в непривычной обстановке. С незнакомыми бывают трудны даже самые поверхностные формальные контакты, но с тем к кому привыкли, бывают достаточно общительны и откровенны. Ни к алкоголизации, ни к делинквентности склонности не обнаруживают. Непосильной оказывается ситуация, где подросток оказывается объектом неблагожелательного внимания окружения, когда на его репутацию падает тень или он подвергается несправедливым обвинениям или насмешкам. Самооценка отличается высоким уровнем объективности. При этом типе нередко бывает ярко выражена реакция гиперкомпенсации — стремление преуспеть именно в той области, где таится комплекс собственной неполноценности (например, парашютные прыжки, чтобы преодолеть робость; усиленные занятия гимнастикой, чтобы исправить дефекты фигуры; стремление к общественной работе, чтобы преодолеть застенчивость и т.п.). Сенситивные черты начинают выявляться с детства робостью, застенчивостью, боязнью незнакомцев, но критическим является возраст 16–18 лет — вступление в самостоятельную социальную активность после многих лет учебы в привычном окружении сверстников. Некоторые действительные физические дефекты (например, заикание) могут способствовать заострению сенситивных черт или наслаивать их на некоторые другие типы акцентуаций (эмоционально-лабильную, психастеническую, шизоидную). Необходимость отвечать не только за себя, но и за других, может наоборот, сглаживать сенситивные черты.

Психастенический тип (П)

Главными чертами являются нерешительность, склонность к рассуждательству, тревожная мнительность в виде опасений за будущее — свое и своих близких, склонность к самоанализу и легкость возникновения навязчиво-стей. Черты характера обычно обнаруживаются в начальных классах школы — при пер-вых требованиях к чувству ответственности. Отвечать за себя и особенно за других бы-вает самой трудной задачей. Защитой от постоянной тревоги по поводу воображаемых неприятностей и несчастий служат выдуманные предметы и ритуалы. Если их не выпол-няют, то это крайне усиливает тревогу за будущее, за благополучие свое и близких, за успех дела, которым заняты. Нерешительность усиливается, когда надо сделать само-стоятельный выбор и когда решение касается маловажных повседневных проблем. На-оборот, вопросы серьезные, существенно отражающиеся на будущем, могут решаться с удивительной скоропалительной опрометчивостью. Алкоголизация и делинквентность в подростковом возрасте не присущи. Но при повзрослении могут обнаружить, что алко-голь способен снимать тревогу, неуверенность и внутреннее напряжение и тогда могут к нему пристраститься. В самооценке склонны находить у себя черты разных типов, включая совершенно не свойственные. Из-за чрезмерного педантизма, мелочной принципиальности, доходящей до деспотизма, нередко плохо совмещаются с представителями почти всех типов акцентуаций характера, кроме шизоидов, которые внешне могут никак не реагировать на их поведение. Считается, что мелочный педантизм психастеников так-же служит для них психологической защитой от опасений и тревоги за будущее.
Эти акцентуанты наиболее склонны к реакциям по типу с.п.(А) и с.п.(И)

Истероидный (гистрионический) тип

Главными чертами являются беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда внимания к своей особе, восхищения, удивления, почитания, сочувствия. Все остальные особенности питаются этим. Лживость и фантазирование целиком служат приукрашению своей особы. Внешние проявления эмоциональности на деле оборачиваются отсутствием глубоких чувств при большой выразительности, театральности переживаний, склонности к рисовке и позерству. Неспособность к упорному труду сочетается с высокими притязаниями в отношении будущей профессии. Выдумывая, легко вживаются в роль, искусной игрой вводят в заблуждение доверчивых людей. Неудовлетворенный эгоцентризм часто подталкивает к яростной оппозиционности. Выигрывают в ситуации неразберихи, сумятицы, внезапно возникшей неопределенности, когда крикливость может быть принята за энергию, театральная воинственность — за решительность, умение быть у всех на виду — за организаторские способности. Но лидерский час скоро проходит, так как истероиды не столько лидируют, сколько играют в вожаков, и окружение скоро разбирается, что кроме позерства и трескучих фраз они ни на что не способны. Среди сверстников претендуют на первенство или на исключительное положение. Пытаются возвыситься среди них россказнями о своих удачах и похождениях. Товарищи скоро распознают их выдумки, их ненадежность, поэтому они часто меняют компании. Самооценка далека от объективности. Обычно представляют себя такими, какими в данный момент легче всего произвести впечатление.

Лабильный тип (Л)

Главная черта этого типа — крайняя изменчивость настроения, которое меняется слишком часто и чрезмерно круто от ничтожных и даже незаметных для окружающих поводов. От настроения момента зависит и сон, и аппетит, и работоспособность, и общительность. Чувства и привязанности искренни и глубоки, особенно к тем лицам, кто сами к ним проявляют любовь, внимание и заботу. Велика потребность в сопереживании. Тонко чувствуют отношение к себе окружающих даже при поверхностном контакте. Всякого рода эксцессы избегают. К лидерству не стремятся. Тяжело переносят утрату или отвержение со стороны значимых лиц. Самооценка отличается искренностью и умением правильно подметить черты своего характера. Чрезмерная эмоциональность обычно сочетается с вегетативной лабильностью: легко краснеют и бледнеют, меняется частота пульса, величина артериального давления. Нередко наблюдается довольно выраженная инфантильность: выглядят моложе своих лет. Лгать и скрывать свои чувства не умеют: настроение всегда написано на лице. Дети почти все наделены эмоциональной лабильностью. Поэтому о данном типе можно судить, если эти черты ярко выражены у подростков.
Эти акцентуанты наиболее склонны к реакциям по типу с.п.(Д)

Следы самоубийцы

Что стоит замечать или основные стратегии помощи
Предыдущие занятия позволили нам получить базовые представления о структуре суицидального намерения, личностных типах, наиболее подверженных суицидальному риску. Однако до сих пор осталось не проясненным как опознать эти риски в реальной жизни: на что смотреть, что замечать и, конечно же, что этим рискам противопоставить. В данном занятии мы постараемся осветить именно этот круг вопросов.
В суицидологии вероятность суицидальной манифестации определяется главным образом по наличию так называемых «суицидальных предвестников», которые делятся на прямые и косвенные. Косвенные сообщают нам скорее о возможности формирования суицидального намерения. В то время как прямые, о сформированном суицидальном намерении, как об уже состоявшемся факте.
Давайте познакомимся и с теми и с другими.

Суицидальные предвестники

Косвенные:

1. Длительная дисфория

Эмоциональные состояния любого подростка очень изменчивы, вы наверняка это замечали. И вероятно, хорошо знаете эмоциональный спектр своего ребенка (если нет, почему?). Обращайте внимание на периоды длительной дисфории, то есть пониженного настроения. Вялость, заторможенность, отсутствующий или мрачный вид – все это симптомы депрессивного состояния, но именно оно, как мы помним, часто является если не пусковым механизмом, то, по крайней мере, фоном для суицидальных намерений.

2. Изоляция

Подростковый возраст, особенно нижний пубертат (от 12 до 16) – это время, когда молодому человеку малоинтересны взрослые. Подросток ведет себя отчужденно, стремится всячески подчеркнуть свою независимость. Закрывается в комнате, часто отвечает скупо и сухо. Это возрастная потребность в эмансипации (независимости) и в ней нет ничего страшного. Однако если отчуждение начинает распространяться и на сверстников – это тревожный сигнал. Здесь также имеет значение и эмоциональный фон, «интонация» поведения: одно дело - экспрессивная, иногда вызывающая поза (некий небезызвестный широкому кругу телезрителей человек любит рассказывать, как в возрасте 16 лет повесил на двери в свою комнату «памятку» для родителей – «каждая нация имеет право на самоопределение, вплоть до отделения») совсем другое – рассеянное, потерянное отчуждение (свидетельствующее о погруженности в НЕРАЗРЕШАЕМЫЕ внутренние переживания).

3. Безразличие

Очень часто они одеваются и выглядят так, что нам, взрослым, это кажется не только безразличием, но и издевательством над собой. В мире подростка все иначе. Он крайне не безразличен к себе, постоянно себя ищет и экспериментирует. Естественно, фокусируются эти поиски в первую очередь на внешнем (имидж, стиль) и проходят по законам не «взрослой», а его среды, среды сверстников. Это естественная возрастная потребность и ее не стоит блокировать. Гораздо тревожнее, если ваш экспериментатор вдруг теряет всякий интерес к собственному лицу, одежде, образу. Перестает соблюдать «значимые» (подросток вполне может не мыться неделю-две, но при этом с упоением чистить зубы, наводить марафет на волосы и щедро дезодорироваться) гигиенические процедуры. Конечно, есть дети, которые с самого начала презирают «модный шелест» (шизоидная акцентуация) однако они обязательно увлечены при этом чем-то своим и тогда тревожным признаком станет безразличие к любимому увлечению. Кроме того, важно обращать внимание и на интонацию общения. Здесь безразличие проявляется в бесцветной, безэмоциональной речи, рассеянном взгляде, общей вялости, свидетельствующей о сниженном тонусе и эмоциональном фоне.

Прямые:

1. Тоннельное сознание

Если эмоциональное состояние может лишь косвенно указать на возможность развития суицидальных тенденций, то изменения сознания – это свидетельство прямое. Обращайте пристальное внимание на то, что говорит и как мыслит подросток (иных способов наблюдать сознание у нас, увы, нет). Типичным предвестником суицида является тоннельное сознание.ТС – это особое изменение сознания, которое возникает при формировании суицидальных намерений и заключается в сужении спектра восприятия при высокой степени его селективности. Простыми словами, это значит, что человек зацикливается на какой-то одной стороне происходящего и видит все в одном цвете. Совершенно необязательно, что камнем преткновения станет именно идея суицида, намерение покончить с собой может формироваться подспудно, пока сознание погружено в постоянное воспроизведение ситуации потери, утраты, разочарования и т.д. Если ваш ребенок день ото дня навязчиво повторяет одно и тоже, механически, нерефлексивно, словно заевшая пластинка – не пропускайте этого. Своевременное внимание может спасти жизнь.
Вот выдержка из письма одного суицидента:
« Я не вижу никакого смысла в происходящем со мной. Все кажется темным каким-то. И в общении нет смысла, и нет смысла даже объяснять все это. Тошнит.»
Видите, как навязчиво вторгается в письмо одна и та же идея/переживание – идея бессмысленности, переживание утраты смысла…

2. Раздаривание ценных вещей

Особый поведенческий ритуал, который обычно свидетельствует о суицидальной готовности. Подросток, глаза которого еще год назад загорались при одном упоминании Ipad или Iphone, вдруг начинает раздавать гаджеты своим друзьям. Это всего лишь один из примеров. Очевидно, что речь здесь идет не о частностях (т.е. списке конкретных предметов), а о том, что интерес, связывавший подростка с модными аксессуарам вдруг иссякает, а характер отношений с близким окружением начинает носить форму прощания. Это не значит, что любой подарок сделанный другу нужно рассматривать, как пред суицидальный акт, однако если такие жесты становятся систематическими, то это определенно указывает на исключительность ситуации в которой оказался подросток.
Итак, как мы видим, заметить суицидальные настроения не так уж и просто. Однако еще сложнее, заметив, не растеряться, не начать паниковать, не потерять деликатность. Ниже мы предлагаем список практических советов, которые очерчивают рамки концепции профессиональной и в тоже время человечной помощи подростку, находящемуся в ситуации суицидального риска

КАК ПОМОГАТЬ?

Ситуация, в которой формируется суицидальное намерение – это, зачастую ситуация в которой суицидент утрачивает всякую надежду на помощь. Вот почему умело и вовремя предложенная помощь – это уже существенный вклад в эффективное разрешение суицидальной ситуации. Однако эта помощь должна быть квалифицированной или, по крайней мере, «зрячей» и, в первую очередь, учитывать потребности нуждающегося, а не помогающего (об этих потребностях вы уже получили базовое представление из предыдущих занятий). Запомнив этот принцип, как основной рассмотрим несколько конкретных советов, помогающих установить помогающие отношения с суицидентом и помочь ему преодолеть тяжелую ситуацию.
1. Примите суицидента как личность. Допустите возможность, что человек (даже если этот человек ваш ребенок. Слишком велика цена незрячего: «нууу, только не мой!») действительно является суицидальной личностью. Не считайте, что он не способен и не сможет решиться на самоубийство. Если вы полагаете, что кому-либо угрожает опасность самоубийства, действуйте в соответствии со своими собственными убеждениями. Опасность, что вы растеряетесь, преувеличив потенциальную угрозу, — ничто по сравнению с тем, что кто-то может погибнуть из-за вашего невмешательства. Тем не менее, «действие» так же должно опираться на уважение к личности страдающего – не стоит браться «помогать», если вы воспринимаете суицидальные намерения как «блажь» и «дурь». Очень часто подросток приходит к мысли о суициде именно из-за ощущения, что его не понимают и не принимают – примите его хотя бы в этих чувствах и не давайте шанса оказаться правым!
2. Установите заботливые, понимающие взаимоотношения. Не существует всеохватывающих ответов на такую серьезную проблему, какой является самоубийство. Но вы можете продвинуться вперед, если станете на позицию уверенного принятия отчаявшегося человека. В дальнейшем очень многое зависит от качества ваших взаимоотношений. Их следует выражать не только словами, но и невербальной эмпатией; в этих обстоятельствах уместнее не морализирование, а поддержка.
Для того, кто чувствует, что он бесполезен и нелюбим, забота и участие отзывчивого человека являются мощными ободряющими средствами. Именно таким образом вы лучше всего проникнете в изолированную душу отчаявшегося человека. Тем не менее, нет ничего хуже, чем грубая навязчивость – деликатность, внимание и отзывчивость вот интонация истинной помощи. Иногда вы добьетесь большего успеха, вовремя отступив, чем доказывая свое «небезразличие».
3. Будьте внимательным слушателем. Суициденты особенно страдают от сильного чувства отчуждения. В силу этого они бывают не настроены принять ваши советы. Гораздо больше они нуждаются в обсуждении своей боли, фрустрации и того, о чем говорят: «У меня нет ничего такого, ради чего стоило бы жить». Если человек страдает от депрессии, то ему нужно больше говорить самому, чем беседовать с ним... Несмотря на то, что основные предвестники самоубийства часто завуалированы, тем не менее, они могут быть распознаны восприимчивым слушателем.
4. Не спорьте. Сталкиваясь с суицидальной угрозой, друзья и родственники часто отвечают: «Подумай, ведь ты же живешь гораздо лучше других людей; тебе бы следовало благодарить судьбу». Этот ответ сразу блокирует дальнейшее обсуждение; такие замечания вызывают у несчастного и без того человека еще большую подавленность. Желая помочь таким образом, близкие способствуют обратному эффекту.
5. Задавайте вопросы. Если вы задаете такие косвенные вопросы, как: «Я надеюсь, что ты не замышляешь самоубийства?», - то в них подразумевается ответ, который вам бы хотелось услышать. Если близкий человек ответит: «Нет», - то вам, скорее всего, не удастся помочь в разрешении суицидального кризиса.
Лучший способ вмешаться в кризис, это заботливо задать прямой вопрос: «Ты думаешь о самоубийстве?» Он не приведет к подобной мысли, если у человека ее не было; наоборот, когда он думает о самоубийстве и, наконец, находит кого-то, кому небезразличны его переживания, и кто согласен обсудить эту запретную тему, то он часто чувствует облегчение, и ему дается возможность понять свои чувства и достичь катарсиса.
Обратите внимание, приведенный выше совет, подразумевает, что контакт между вами и суицидентом уже сформирован. Очень часто родители теряют контакт с подростком (что, кстати, является одним из факторов, способствующих развитию суицидальных тенденций) и тогда вопрос «в лоб» - выглядит немного дико и едва ли окажется эффективен. Имеет смысл подобрать ниточку там, где она была обронена – и начать просто задавать вопросы, дабы восстановить контакт. Интересуйтесь текущим настроением, мыслями, чувствами, событиями жизни подростка.
6. Не предлагайте неоправданных утешений. Высказывания типа: «Даже и не думай! Просто потерпи и все образуется» - только вредят делу. Несмотря на импульсивность подростка, мысль лишить себя жизни вряд ли пришла к нему первой. И потом – сколько терпеть? Каким образом все образуется, если до сих пор дела шли все хуже? Откуда вы, в конце концов, об этом знаете? Да, ваша уверенность, безусловно, играет роль, но почему бы не приложить ее к тому, что вы и впрямь можете гарантировать. Например, что будете рядом, что готовы помочь и т.д.
Также, суициденты с презрением относятся к замечаниям типа: «Ничего, ничего, у всех есть такие же проблемы, как у тебя», — и другим аналогичным клише, поскольку они резко контрастируют с их мучениями. Эти выводы лишь минимизируют, уничижают их чувства и заставляют ощущать себя еще более ненужными и бесполезными.
7. Предложите конструктивные подходы. Вместо того, чтобы предлагать неоправданные утешения, попросите поразмыслить об альтернативных решениях, которые, возможно, еще не приходили ему в голову. Помните – суицид только выглядит как безумие, но в мире самого суицидента – это оптимальный выход из невыносимой ситуации. Вполне вероятно, что молодой человек не видит тех возможностей, которые с высоты опыта видны вам. Предлагайте варианты, спрашивайте, объясняйте, но не ни на секунду не забывайте – ваша задача, задача исследователя, а не дидакта.
8. Вселяйте надежду.Заметьте тонкую разницу между утешением и надеждой. Если молодого человека оставила девушка, то не стоит говорить – «я уверен, она обязательно вернется». Иногда, впрочем, полезной бывает и манипуляция, но ее использование требует очень искусного подхода. Например, вместо эфемерного «обязательно вернется» ( с чего? когда?), скажите – « Я уверен, что в таком состоянии, ты ее точно не вернешь». Это послание, которое намекает на возможность восстановления отношений и одновременно призывает заняться собой. Однако, я бы не ставил на манипуляцию. В лучшем случае, вы выиграете время и добьетесь некоторого изменения состояния, но не преодоления кризиса. Вселять надежду, значит указывать на то, чего суицидент не видит, то ради чего стоит жить, но помните, что он смотрит в мир с одной ступеньки, а вы с другой.
Человек может любить, не отрицая, что иногда испытывает откровенную ненависть; смысл жизни не исчезает, даже если она приносит душевную боль. Тьма и свет, радости и печали, счастье и страдание являются неразделимо переплетенными нитями в ткани человеческого существования. Таким образом, основания для реалистичной надежды должны быть представлены честно, убедительно и мягко. Очень важно, если вы укрепите силы и возможности человека, внушите ему, что кризисные проблемы обычно
9. Не оставляйте человека одного в ситуации высокого суицидального риска. Если вы понимаете, что трагедия вот-вот случится: оставайтесь с ним как можно дольше или попросите кого-нибудь побыть с ним, пока не разрешится кризис или не прибудет помощь. Возможно, придется позвонить на станцию скорой помощи или обратиться в поликлинику. Помните, что поддержка накладывает на вас определенную ответственность.
10. Обратитесь за помощью к специалистам. Не берите всю ответственность на себя. Ваше участие в судьбе собственного сына или дочери бесценно, но и профессиональная помощь необходима. И это не обязательно помощь психотерапевта.
Для испытывающих суицидальные тенденции возможным помощником может оказаться священник. Уильям Джеймс считал суицид религиозным заболеванием, излечить которое может вера. Многие священнослужители являются превосходными консультантами — понимающими, чуткими и достойными доверия. Но есть среди них и такие, которые не подготовлены к кризисному вмешательству. Морализированием и поучающими банальностями они могут подтолкнуть прихожанина к большей изоляции и самообвинениям.
Ни в коем случае при суицидальной угрозе не следует недооценивать помощь психиатров или психологов-психотерапевтов. Если частная консультация вам не по карману, вы всегда можете обратиться в социальные или кризисные центры. Существуют также и бесплатные телефоны доверия. Впрочем, эффективность живого общения лицом к лицу почти всегда выше.
Иногда единственной альтернативой помощи суициденту, если ситуация оказывается безнадежной, становится госпитализация в психиатрическую больницу. Промедление может быть опасным; госпитализация может принести облегчение, как больному, так и семье. Тем не менее, больницы, конечно, не являются панацеей. Самоубийство может быть совершено, если больному разрешат навестить домашних, вскоре после выписки из больницы или непосредственно во время лечения. Исследования показали, что существенным является то, как суициденты воспринимают ситуацию интернирования. Не рассматривают ли они больницу как «тюрьму», в которую заточены? Установлено, что те, кто негативно относится к лечению в психиатрическом стационаре, обладают наивысшим суицидальным риском при поступлении и выписке из больницы.
11. Важность сохранения заботы и поддержки. Если опасность, как кажется, миновала – не спешите отпускать бдительность. Во-первых, нарастание активности суицидента – это показатель далеко не безусловный. Очень часто, перед тем как покончить с собой люди просят прощения у близких. Школьные психологи сообщают, что подростки склонны раздаривать ценные вещи своим друзьям. Эта «благость» может быть тревожным симптомом.
Но даже если опасность и впрямь позади – разрешение суицидального кризиса важный опыт в первую очередь для близких суицидента. Послание, которое стояло за попытками свести счеты с жизнью, должно быть не только услышано, но и претворено в жизнь. Помощь ближайшего окружения здесь незаменима.